Семейный

помощник

Сайт создан в рамках реализации комплексной программы Тамбовской области "Защитим детей от насилия!" на 2015-2017

Если не я, то кто же? Первая помощь при суициде.

          Представим что, ваш друг или просто знакомый, у которого есть проблемы ( а у кого их нет?) вдруг говорит: «Скоро, очень скоро тебе уже не придется обо мне волноваться», или торжественно, как перед долгой разлукой, прощается с вами. Публикаций на тему суицида много и вот уже в вашу голову закрадывается мысль: не решил ли он покончить жизнь самоубийством?
      Что делать если вы заподозрили риск суицида у близкого? Писать на эту сложную тему – большая ответственность, и хочется сделать оговорку или предупреждение: ни я , ни никто другой не смогут дать универсальный ответ с рецептами, как себя вести.


Вспомним мифы о самоубийстве
Если человек говорит о самоубийстве, он его не совершает.
Нет, большинство людей, совершивших самоубийство, давали знать о своем состоянии кому-то из окружающих.
Себя убивают только люди с серьезными психическими нарушениями.
Лишь около 10% самоубийц страдают психозами и бредом.
Если человек намерен лишить себя жизни, его уже никто не остановит.
Нет, это опровергает сам тот факт, что этот человек еще жив и может об этом говорить; большинство самоубийц двойственны в своем решении.
Когда человек говорит о желании совершить самоубийство, он тем самым просто привлекает к себе внимание.
Возможно, он действительно хочет привлечь внимание к своей проблеме, но это не значит, что можно не опасаться за его жизнь.
После неудачной попытки самоубийства человек уже не склонен лишать себя жизни.
Факты говорят о том, что такие люди совершают повторные попытки самоубийства, так что суицидальный риск с каждой неудачной попыткой возрастает.
Умелый подход позволит предотвратить трагедию самоубийства в любом случае.
К сожалению, это не так.
Разговор о самоубийстве может внушить собеседнику мысль наложить на себя руки.
Нет, это единственная помощь при реальной угрозе самоубийства, а с идеей о такой смерти любой современный человек постоянно сталкивается в СМИ, литературе и кино.

Последний, на наш взгляд, самый важный миф о суициде.
«Только специалисты должны заниматься профилактикой самоубийств».
Хотя помощь специалиста иногда крайне ценна или даже незаменима, часто спасает жизнь именно «первая помощь» во время суицидального кризиса, признаки которого, могут заметить прежде всего друзья и близкие. Недавний случай. Некий человек совершил попытку самоубийства, но умирал в больнице, где врачи уже ничего не могли поделать. Хотел ли этот человек умереть, находясь в больнице? Едва ли. Для самоубийцы характерен конфликт двух желаний: желания себя уничтожить и желания, чтобы тебя остановили. И когда мы мешаем такому человеку умереть - это сотрудничество со вторым желанием, а не вмешательство в его личный выбор.
Как может помочь не специалист?
В специальной литературе мы найдем множество причин самоубийства. Но самой распространенной, является не острый психоз или длительно планируемое решение, а ситуация кризиса. Разрыв отношений, неудачи, унижение, потеря самоуважения…. То, что постороннему наблюдателю обычно кажется слишком мелким и незначительным. Но в ситуации кризиса именно простое человеческое участие помогает чаще всего. Разумеется, это временная помощь, поскольку, если с человеком не произойдет глубокой перемены, при очередном кризисе, он, скорее всего, снова задумается о самоубийстве. Но спасти от необратимого решения в данный момент – это уже очень много!!!!

Повторим, человек, думающий о самоубийстве, чаще всего сообщает, так или иначе (косвенно, намеками) об этом кому-то из окружающих.
Так, человек, терзаемый мыслью о смерти, может, например, сказать: «Скоро все эти мучения кончатся»; «Я усну и больше не проснусь»; «Как ты думаешь, наказывает ли Бог самоубийц?» Или торжественно с вами прощается, раздает деньги или самые любимые вещи. При этом мы будем чувствовать смущение и страх. Ведь принять подобные заявления всерьез, значит взвалить на себя невыносимое бремя ответственности! Основная тема наших заметок: суицид можно предотвратить! И это достаточно несложно сделать на практике. Итак, если мы слышим намек на самоубийство, но должны сразу же со всей возможной прямотой об этом поговорить. Спросить: «Мне показалось, что ты думаешь о самоубийстве?» Если собеседник признает, что носит в себе мысль о смерти, необходимо пойти дальше. Нужно спросить, когда и каким образом он собирается лишить себя жизни, и продолжать общение на эту тему. А если ошиблись, то просто посмейтесь вместе с собеседником над излишней бдительностью.

Брось думать о ерунде!
У многих людей при разговоре о суициде возникает желание замять неприятную тему. В самом деле, не навредит ли тут мой прямой вопрос («Думаешь ли ты о смерти?» и т.д.), особенно если мы разговариваем с подростком? Нет! И еще раз нет! Молчание или бегство от откровенного разговора навредит куда больше. Участвуя, или даже начиная такой сложный разговор, собеседник увидит, что его принимают всерьез, о нем заботятся. Что произойдет, если я, услышав намек, скажу: «Брось думать о ерунде; посмотри вокруг: светит солнышко, люди тебя любят, жизнь увлекательна», или: «Тебе просто надо найти работу, не пить, больше гулять….», или: « Нет, ты не совершишь столь великий грех!»? Собеседник увидит, что дверь общения захлопнулась, разговор невозможен. Быть может, именно этим окончится его последняя попытка поговорить о том, что его терзает, и в любом случае мы оставляем ему меньше шансов.
Прямота тут необходима, и никакого иного выхода у нас в такой ситуации просто не остается. Повторим, что если ошиблись, то просто посмейтесь вместе с собеседником над излишней бдительностью. Но ваш собеседник будет знать, что у него есть плечо, на которое можно опереться.

Что можно же сделать вообще конкретно?
Тут нет готовых рецептов, поскольку каждая ситуация уникальна, как уникальны наши возможности и способности. Первый разговор позволяет оценить опасность ситуации. Если у человека есть четкий план и средства его осуществления доступны – риск высок. Скажем, если он говорит: «Я взял у бабушки 40 таблеток от давления и выпью их в выходные, когда родители уйдут по магазинам», - риск «удачного» самоубийства высок. Если же на вопрос «Как ты это собираешься сделать?» собеседник отвечает: «Ну, соберу денег, поеду в горы и кинусь в пропасть с самого высокого обрыва» - у нас меньше поводов беспокоиться за ближайшее будущее. Риск также выше в том случае, если человек совершал попытки самоубийства в прошлом. Если риск высок, не стоит оставлять друга одного и нужно, если это, возможно, перекрыть доступ к средствам смерти.

И еще очень важно помочь помогающему!
Помощь на этом этапе понадобится и вам – можно обратиться к консультанту телефона доверия или прийти к психологу, священнику, просто опытному человеку. Очень хорошо, если на вопрос «Можешь ли ты поговорить об этом еще с кем-то?» друг ответит согласием. Если же он этого не хочет, стоит применять непопулярные меры: известить о ситуации кого-то без согласия друга. Не следует давать ему обещания «никому больше об этом не говорить». Друг может на вас рассердиться, но это не самое страшное.
И, наконец, стоит знать правду, которая избавляет нас от иллюзии всемогущества: хотя чаще всего мы можем помочь, есть случаи, где ничего не может сделать самый опытный или самый любящий человек и необратимая беда происходит. Но, нам кажется, когда мы сталкиваемся с потенциальным самоубийцей, у нас просто нет выбора: нам следует бороться за жизнь и можно это делать с помощью простого человеческого участия!
8 800 2000 122 – мы ждем Вашего звонка!

 

 

Телефон доверияУполномоченный по правам ребенка
в Тамбовской области 

(4752) 72-65-44
Отдел охраны прав детства управления образования и науки области 

(4752) 79-23-30 

Отдел демографической и семейной политики управления социальной защиты и семейной политики области

(4752) 79-16-52