Семейный

помощник

Сайт создан в рамках реализации комплексной программы Тамбовской области "Защитим детей от насилия!" на 2015-2017

Бьет - значит любит? О причинах жестокого обращения с детьми

ccba28a5d2dd05ec1f3093b19ddeffe7041f8641 689В наше время случаи жесткого обращения с детьми в семье то и дело освещаются в средствах массовой ин­формации. Заявляя о правах детей, мы обычно с правед­ным негодованием относимся к людям, способным под­нять руку на ребенка. Однако насилие не обязательно может быть физическим. Можно унизить ребенка мо­рально, психически, посредством оскорблений или эмо­ционально холодного, пренебрегающего отношения. Такие случаи более часты и в то же время менее очевид­ны, чем синяки и ссадины на теле. Только вот раны при таком насилии все равно возникают, но не на теле, а в душе. Мы восклицаем: что же это за родители такие, да как они могут? Но часто ли мы задаемся вопросом, что заставило их так относиться к своему ребенку? Объяснения «сильного»

 

Формально поводом для оскорблений или даже акта насилия может быть любой проступок ребенка: от самых мелких, вроде невыполненного домашнего задания, до более значительных, например случая кражи в школе. Часто наказание объективно не соответствует тому пово­ду, по которому оно применяется к ребенку. Со стороны это выглядит так, будто эти очень рациональные и «правильные» объяснения просто придумываются, чтобы «морально» оправдать унижение или избиение ребенка. Жестоко обращаться с ребенком может как мать, так и отец. Если насилие исходит от отца, то обычно с молча­ливого согласия матери: она, скорее всего, сама подчиня­ется безграничной власти мужа. У таких женщин на гла­зах как будто шоры, которые не позволяют им отчетливо видеть и осознавать происходящее с их детьми: тревож­ные сигналы игнорируются, мать не замечает подавлен­ного состояния детей, не верит их словам о жестокости другого родителя, считая это фантазиями, не придает значения даже физическим сл.едам насилия на теле ре­бенка. Или же мать оправдывает поведение отца, утвер­ждая, что таким образом он заботится об этих несносных детях, пытается их поркой и побоями уберечь от беды, в ко­торую ш. несомненно приведет их порочное поведение. И делает это он потому, что «по-другому они не понимают». И даже может сама настаивать, чтобы отец физически наказы­вал «провинившегося» ребенка. Наоборот, если насилие ис­ходит от матери, то позиция отца ребенка в такой ситуации либо слабая, пассивная, либо он не живет с семьей, чему предшествовал болезненный разрыв. Материнское насилие в чем-то месть, в чем-то триумф, в чем-то вина, в чем-то лю­бовь без границ, в которой оба и мать и ребенок теряют се­бя. В крайних случаях ребенок начинает получать от этого удовольствие. Один мальчик говорил: «Правильно, что мама меня бьет», а мать потихоньку приходила в ужас оттого, что теперь ребенок как будто сам вынуждал ее поколотить его, это стало для него чем-то вроде наркотика, без которого он не мог жить. Получилась такая патологическая пара, в кото­рой уже никто из ее участников не мог существовать друг без друга. И не было в семье третьего, мужчины, чтобы помочь перестроить эти страшные отношения. Властная мать может ставить себе очень благородные воспитательные цели отно­сительно ребенка-мальчика: хочу, чтобы он стал настоящим мужчиной, чтобы был самостоятельным и ответственным. Для достижения же этих целей она может обращаться со своим сыном как с ничтожеством, пеняя ему на то, что он как раз таки не мужчина, и применять физические наказания, показывая ему, что он не таков, каким она могла бы его лю­бить. Мать начинает считать, что сын «весь в отщ», унасле­довал все его недостатки. Такое воспитание мальчика может потом отразиться на его мужественности: он будет ее лишен. Причем лишен своей собственной матерью, которая так желала воспитать «настоящего мужчину хотя бы из не­го» (раз не вышло перевоспитать других мужчин, важных в ее жизни).

Причины внутренние

Когда взрослый начинает применять насилие, это прежде всего говорит о том, что он как будто забывает о существова­нии физических и психических границ между ним и ребен­ком. Родитель распоряжается телом ребенка по своему усмотрению так, как будто это и не другой человек вовсе, а либо вещь, принадлежащая ему, либо какая-то дополнитель- ная часть его собственного тела.  

Забывает о психических границах, как будто напротив него стоит не отдельная личность со своими желаниями и чув­ствами, а некий объект воздействия, которому можно навя­зать свои собственные желания и чувства Часто родителям кажется, что ребенок специально не соблюдает правила, и их нужно насильно ему внедрять, сделать так, чтобы он соблюдал их из страха. Но родители не смогли их четко сформулировать, потому что сами не представляют точно, что это такое — правила. Когда родители обсуждают с психологом проблему физических наказаний, большин­ству из них даже не приходит в голову, что это может зна­чить для ребенка, какие чувства может вызывать у него. Рассуждают примерно так «Не хочет подчиняться нашим требованиям, значит, нужно сделать так, чтобы боялся не­выполнения. Если побью ремнем — будет больно — больше пакостничать не захочет — вспомнит про наказа­ние». Услышав такое, не хочется продолжать беседу с таки­ми родителями. Возникает чувство отторжения: как же они не понимают, что ребенок тоже человек, только малень­кий, другой, не такой, как взрослые! Что своим «плохим» поведением он тоже что-то сообщает им, только по- своему, с помощью поступков, а не слов. Может быть, та­ким родителям кажется, что их ребенок бесчувственный автомат, в который просто нужно заложить правильную программу поведения, которая их устроит, и он будет удо­влетворять всем их взрослым потребностям: хорошо учить­ся, не говорить лишнего, ходить по струнке — короче го­воря, быть частью интерьера, от которой можно получать удовольствие, но которая сама по себе никакого удоволь­ствия получать не может и не должна? Откуда же берутся эти бессердечные родители, проявляющие жестокость по отношению к своим детям? Это те самые взрослые, кото­рых в их собственном детстве не уважали, нарушали их права, не любили, а семейные нормы и ценности были искажены, перевернуты. Они выросли, завели семьи, детей. И теперь, не отдавая себе в этом отчета, повторяют вновь и вновь ту же патологическую схему взаимоотношений. Можно объяснять это просто: так они росли и считали это нормальным, по-другому они не умеют. Но есть и другое объяснение тому, почему из поколения в поколение повто­ряется жестокость к детям. Что чувствует ребенок, которого бьют самые близкие и любимые люди? Страх, отчаяние, ненависть, гнев, безысходность, вину, стыд, одиночество, бессилие. Чтобы справиться со всем этим, маленький чело­век, подвергающийся насилию, становится психологиче­ски нечувствителен к нему. В своем внутрипсихическом мире он меняется местами с агрессором. Теперь он больше не жертва. Он теперь сам агрессор. Вот и выходит, что травма повторяется бесконечно

 

 

Телефон доверияУполномоченный по правам ребенка
в Тамбовской области 

(4752) 72-65-44
Отдел охраны прав детства управления образования и науки области 

(4752) 79-23-30 

Отдел демографической и семейной политики управления социальной защиты и семейной политики области

(4752) 79-16-52

 

Нужен ли детям телефон доверия?